г. Пермь, ул. Ленина, 50
+7 (342) 207-98-58
О компании » Пресс-центр

Пресс-центр

15/04/2013

Анализ состояния фондового рынка генеральным директором инвестиционной компании в программе "Бизнес-ланч" на радио

 

Генеральный директор Инвестиционной компании «Кастом Кэпитал» Иванов Евгений Валерьевич принял участие в программе «Бизнес-ланч» на радио «Эхо-Москвы» в Перми.

Ведущий программы: Юлия Хлобыст.

 

Состояние фондового рынка

 

Фондовый рынок встретил апрель в состоянии пациент скорее мертв, чем жив. По крайней мере, так пишет Андрей Стрельников в своей статье в газете «Капитал», «В думах о завтрашнем дне». На основании этой статьи, анализирует состоянии фондового рынка генеральный директор компании «Кастом Кэпитал» Евгений Иванов в рамках нашего «Бизнес дайджеста». Добрый день, Евгений Валерьевич.

Евгений Иванов: Здравствуйте.

Юлия Хлобыст: Начало  статьи я озвучила. Дальше он просто перечисляет всех ведущих игроков фондового рынка и смотрит во временной ретроспективе на сколько у них упали акции с 2008 по 2012 год, например. Среди таких серьезных предприятий «Газпром», «Сбербанк», «Роснефть», «АвтоВАЗ», «Аэрофлот»,  «Уралкалий». Что вы можете сказать? Действительно ли во временной перспективе эти акции имеют тенденцию снижаться?

Евгений Иванов: Андрей все правильно отметил. Единственное, что он немного лукавит со временем. Он берет какой-то один промежуток времени, на этом промежутке времени акции падают. Так оно.

Юлия Хлобыст: Вы считаете, такое сравнение не корректно?

Евгений Иванов: Нет, Андрей ведь говорит, как бы нам стать миллионерами, инвестировав свои средства в акции российских предприятий. 1998 год, акции «Сбербанка» - стоимость 20 копеек. 2008 году, акции «Сбербанка» - 13 рублей. Сейчас акции «Сбербанка» торгуются около сотни. Вы говорите о том, что они не растут, они растут. Но другое дело, что надо правильно ставить приоритеты. Есть риски и они серьезны. Например, американский, японский рынок сейчас растет. А наш нет. А не растет он по той простой причине, что не заходят инвестиции. Они не заходят из-за политических рисков, потому что есть политические риски.

Юлия Хлобыст: Андрей Стрельников в своем материале делает еще один вывод о том, что на сегодняшний день у нас всего лишь 2% населения вкладывают  свои средства в фондовый рынок. Не случилось массового пришествия на рынок акций, рынок ценных бумаг, как это делается в странах Азии.

Евгений Иванов: Да, в Китае 10%.

Юлия Хлобыст: А я вообще читала, что в Китае 80%.

Евгений Иванов: Нет, в Китае 10%. Там рынок большой, активный, но не 80%.

Юлия Хлобыст: Претензии в 1997 – 1998 годах были на то, что рынок  ценных бумаг расширится, люди пойдут туда со своими сбережениями. Но этого не случилось.

Евгений Иванов: Еще раз говорю, во-первых, все-таки случилось. Те цифры, о которых я говорю, они абсолютно реальные. С точки зрения роста – случилось. С точки зрения количества участников рынка – да. Но это, в некотором смысле, мы сами на себя в зеркало смотрим, говорим, почему же мы не покупаем, почему мы в себя не верим? Это да. Который раз уже говорю, этот кризис не случайно называется кризисом доверия. Мы не доверяем ближе всего сами себе.  Так вот, как вы думаете, будут иностранные инвесторы, за счет которых растет основная масса рынка, доверять. Если мы сами не инвестируем в свою страну. Начиная, извините меня, с руководства, заканчивая рядовыми гражданами.

Юлия Хлобыст: То есть, ответ прост. Чтобы появилось доверие к нашему рынку, нужно чтобы наши власти, можно сказать, в приказном порядке заявили, что нужно вкладывать деньги в Россию. Необходимо хранить деньги в России. Необходимо покупать наши акции.

Евгений Иванов: Пока сами руководящие органы, власть, бизнесмены не будут вкладывать в Россию, и население тоже этого делать не будет.

Юлия Хлобыст: Хорошо, пока политическая ситуация не сложилась, куда вкладывать тем единицам, которые все таки решили, что наверное надо начинать работать с фондовым рынком, но в такой ситуации они стоят  перепутье. То ли начинать работать, то ли не начинать. Если идет пока падение.

Евгений Иванов: Каждое падение – это возможность к росту. Еще раз скажу, стоимость сначала падет, для того чтобы вырасти. Потому что, когда она падает, начинают покупать. Потому что цена интересна. Поэтому идет рост. Никто не отменял и акции в том числе. Когда мы говорим, акции падают, страшно покупать. Господа, страшно покупать, когда они выросли. Потому что там они могут начать падать. А когда они падают, их потихоньку надо покупать. Я, кстати, веря в эту страну, думаю, что все наладиться, но не к середине 13-о года, но, дай Бог, к середине 14-о. Думаю, что акции этих компаний российских будут расти. Иностранный инвестор, в том числе мы с вами придем на рынок, и будем покупать. Когда мы все увидим, цены низкие, возможности страны большие, тогда и произойдёт достаточно неплохой рост. Это первое. Второе, на самом деле на фондовом рынке есть инструменты, которые дают заработать без таких серьезных рисков. Например, так называемые, структурные продукты, которые и у нашей компании есть, мы говорим о том, что 100% защиты капитала, причем это вписывается в договор. И возможность заработать больше банковских 15% годовых. При этом вы сохраняете капитал.

Юлия Хлобыст: Вы можете назвать эти продукты?

Евгений Иванов: Я уже их, по сути, называл. Они чаще привязываются к стоимости каких-то акций, «Газпрома», «Сбербанка» и так далее.

Юлия Хлобыст: Это некий индивидуальный пакет?

Евгений Иванов: Да, но он разрабатывается не под человека, а, грубо говоря, разрабатывается один на основе «Газпрома», другой на основе «Сбербанка». Человек выбирает, что ему более интересно, выбрав, дает нам эту задачу. Мы для него такой продукт делаем. Наша задача, чтобы человек ушел из банка и пришел к нам.

Юлия Хлобыст: Вы сказали про акции «Газпрома», но из околополитических, околоэкономических новостей мы слышим, что не все там так хорошо, вы рекомендуете вкладываться в эти акции, что ждет акции «Газпрома»?

Евгений Иванов: Лично я бы не рекомендовал покупать «Газпром». Покупать лучше «Лукойл» или «Сбербанк».  Вокруг  «Газпрома» сейчас очень много слухов, много информации из Европы, о том, что господа хотели бы как минимум ограничить «Газпром» в поставках газа. Как максимум, вполне возможно, начать на «Газпроме» зарабатывать. Такая информация, что возможно, его будут делить на разные компании, направления. К чему это приведет – не известно, это высокий риск.

Юлия Хлобыст: Каким образом приватизация госимущества может повлиять на фондовый рынок. Мы знаем, что сейчас в планах до 15 – до 16 года стоит продажа крупных пакетов акций. Что будет в результате этого?

Евгений Иванов: Думаю, это очень серьезно повлияет. Возможно, не случайно, сейчас цены падают. Потому что, для того, чтобы их купить, эти акции, компаний, которые потом будут приватизироваться,  нужны низкие цены. Когда они достигнут низких цен, тогда и будут те самые иностранные инвесторы, которые заинтересованы в покупке, заходить. Это будет новый толчок для нашего фондового рынка.